• face
  • twit
  • Instagram Icon Small

+996 (312) 90-12-95

Забронируйте горнолыжную базу, отель и гостевой дом

Свяжитесь с нами в Алматы

telefonАдрес: Казахстан, г. Алматы,
ул.Казыбек Би 50 офис 89
Посмотреть на карте
Тел.:
+7 777 6770683
Тел.:
 +7 727 3544108
Тел.: +7 727 3544180
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Свяжитесь с нами в Бишкеке

telefonАдрес: Кыргызстан, г. Бишкек
Байтик Баатыра, 5Б 
Тел.:
+996 (312) 30-46-17
Факс:
+996 (312) 90-12-95
E-mail:
 Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Отчет по хели-ски

Весна запаздывает. В первых числах марта вокруг Бишкека еще полно снега, трассы всех окрестных горнолыжных баз изучены дальше некуда. Но при этом очень хочется  чего-то нового, захватывающего, например  хели-ски.

Короткое иностранное слово «хели-ски» представляет собой просто бешеный коктейль из красоты и адреналина. Для того чтобы принять участие в этом действе нужны три условия: деньги, горнолыжное умение и кураж. А чтобы благополучно выбраться – везение и грамотный инструктор.  Все эти составляющие удачно  сложились, и вот мы собрались в горы, где на диких, не укатанных склонах отметим приход весны.

Снаряжение для хели-ски не ограничивается лыжами. Непременное условие – лавинный рюкзак  и поисковый датчик, они спасли не одну жизнь. Это всё нам подобрали инструктора из Австрии, работающие по программе «Киргизские Кенгуру», Маркус и Питер, периодически скрупулезные. Далее переезд в горы на базу Кашка-Суу, где нас ждал вертолет.

До места первого выброса  летели  минут двадцать, все задумчивые. Картина в иллюминаторе отрешенно-величественная, сплошные хребты и скалы под белесым небом, как-то смутно представляешь себя там. На взгляд горнолыжника, катающегося только по ухоженным трассам, вообще жуть. Но, назвался груздем – полезай в кузов. При высадке лицо принимает выражения «ну и подумаешь, не то видали», сгружаем инвентарь, машем ручкой пилотам и остаемся одни.

Небо прояснилось, склоны вокруг  ослепительно белые, не тронутые. Воздух холодный, густой, заливается в тебя медленно и от этого немного кружится голова. Куда ни посмотришь – хребты, вершины, ущелья, все в снегу. Красота грандиозная.  А впереди-внизу – «японский городовой растудыт  твою налево». Это если коротко и цензурно.  В необозримую даль по глубочайшему снегу убегают извилистые «косички», следы прошлой группы. Все сложности рельефа надежно задрапированы белой снежной пеленой, пока не подъедешь, не поймешь, как на конкретном участке работать лыжами. Нужно учитывать угол склона, качество снега, возможность схода лавин и желательно при этом соображать быстрее, чем летят твои лыжи. И где-то совсем далеко внизу крошечная букашечка, если приглядеться, то это  наш вертолет, примостившийся на пятачке в забитом снегом ущелье.  Интересно, а как им нас оттуда видно?

Питер спускается первым, показывая оптимальную траекторию,  делает приглашающий жест. Откровенно страшно. Думается, когда человек впервые прыгает с парашютом, у него такие же ощущения. Описывать бесполезно, надо чувствовать. Поехали, чего уж там!

Техника катания по пухляку принципиально отличается от таковой по укатанным трассам. Лыжи тоже другие. А уж трасса, вернее, траектория, по которой предстоит спуститься, вообще не вписывается в понятие привычного, «культурного» катания. Так что легкая паника для первого раза вполне понятна. Было бы странно не испытывать ничего подобного. С непривычки легко зарыться в снег, а уж глубина его обеспечит незабываемые минуты высвобождения. На первом же спуске половина нашей группы стала напоминать веселых стройных снеговиков. Снег имеет особенность налипать на самые неподходящие места, например на видеокамеру или маску. Однако, всё это замечается потом. А на самом спуске ты просто напряженно летишь, повторяя про себя немыслимые по красочности обороты великого русского языка, стараясь контролировать лыжи и придерживаться указанной траектории «полета».

Во время второго рейса к новому месту выброса, в салоне вертолета уже совершенно другие люди. В иллюминаторы почти никто не смотрит, лица раскрасневшиеся, глаза горят, все шумно обсуждают первый прыжок, сам воздух внутри вертолета словно искрится. И вот оно! Выгрузка, осмотр очередного скально-ледового цирка и вперед! Страшно! Обалденно! Феерично! Трудно! Супер! Уф… спустились… благополучно… красотища-то какая вокруг!

Погрузка, новый перелет, и так еще несколько раз. В последний спуск Питер меня не пустил. Он опытный инструктор, ему хорошо видно, когда человек уже устал и может допустить серьезные ошибки. Конечно, я бы спустился, и возможно даже нормально…  но в таких ситуациях, залившись адреналином по самые уши, сложно адекватно оценить свои силы. Зато у меня выпал дополнительный бонус в виде лишнего перелета. Зрелище невероятное. Полеты над высокими горами всегда примерно одинаковые, ведь  снег на вершинах круглый год и ландшафт кажется однотипным… но он такой необозримо величественный и прекрасный, что подобных  видов слишком много не бывает…

Уже внизу, оглядываясь на подернутые дымкой горы, приходим в себя. Теперь, когда страсти улеглись и страхи закончились,  в полной мере осознается, насколько это было невероятно. Возможно, в следующий раз не будет той ошарашивающей новизны ощущений, будет другая погода, или склоны окажутся сложнее. Но этот раз непременно наступит,  вне всяких сомнений. 

После хели-ски обычное катание кажется пусть хорошим, даже изысканным, но пресным блюдом. И его рано или поздно захочется приправить дикими воплями ужаса и восторга, которые сами по себе возникают, когда ты, проводив взглядом вертолет, начинаешь  спуск в снежную неизвестность.

Писал наш конный гид Андрей Соловьёв